Нормативно-методическое обеспечение и практика проектирования разработки месторождений твердых полезных ископаемых в свете требований ЦКР-ТПИ Роснедр к проектной документации
29–31
октября, Москва
Приглашаем недропользователей, специалистов проектных организаций, инжиниринговых, консалтинговых компаний принять участие в семинаре ЦКР-ТПИ Роснедр
Подробнее...
18.09.13

В Югре организована уникальная система недропользования

Среди российских регионов только в Югре организована система недропользования, которую справедливо можно назвать уникальной. В этом уверена один из ветеранов НАЦ РН им. В.Шпильмана, заведующая отделением анализа обоснования и регистрации геологических работ Валентина Михайловна Южакова.

- У истоков создания системы стояли три человека, которые всей душой болели за округ. Владимир Ильич Шпильман предложил идею Центра рационального недропользования и концепцию работы; губернатор округа Александр Васильевич Филипенко его поддержал; заместитель губернатора Югры Владимир Иванович Карасев долгое время курировал нас и помогал во всем.
В годы, когда геологоразведка была на нуле, Владимир Ильич Шпильман создал концепцию, как дальше вести работы. Он увязал в единую систему лицензирование, геологоразведочные работы, методику ввода в разработку месторождений, оценку уровней добычи и многие другие факторы.

- Но поиск новых месторождений по-прежнему остается основной проблемой для округа?
- В настоящее время – да, это основная проблема, хотя в период 2000 – 2001 годы в округе ежегодно открывали в среднем по 20 месторождений, пусть небольших, в пределах 10–5 млн. тонн. В прошлом году только Сургутнефтегаз открыл 6 месторождений - и все. Больше поисковыми работами практически никто серьезно не занимается.
В начале пути, когда еще действовали ставки ВСМБ, Центр курировал геологоразведочные работы нераспределенного фонда недр от и до. Мы создавали проекты, вели технологическое сопровождение всех бурящихся скважин на территории округа, планировали сейсморазведку.
С 2006 года мы вплотную работаем с компаниями. Вместе с отделом лицензирования разрабатываем программы лицензирования и геологоразведочных работ: намечаем объекты, объемы работ, проводим комплекс научно-исследовательских работ по интересующим компанию территориям, оцениваем ее перспективы и даем рекомендации, рассчитываем риск. Сейчас у нас два проекта с ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь, еще два федеральных больших проекта.
Наша задача – использовать весь материал, всю доступную информацию, чтобы создать надежные геологические модели, по ним оценить ресурсы, и, исходя из этого, сделать соответствующие выводы по направлениям дальнейших работ на той или иной территории.

- Валентина Михайловна, есть ли еще пространство в Югре для крупных проектов?
- Нераспределенный фонд достаточно большой - практически половина от всей площади округа. Но таких перспектив, как в среднем Приобье, наверное, уже не будет…
Работая по заданию правительства округа над стратегией развития нефтегазового комплекса, мы выделили восемь перспективных зон и по каждой определили перспективы нефтегазоносности, очередность ввода в поиск, масштаб открытий.
В настоящее время, наш Центр ведет научно-исследовательские работы по Карабашской зоне, которая территориально включает часть юга Тюменской области и небольшую часть Свердловской. К данной работе привлечены институты из Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Томска, где есть специалисты по узкой тематике. С помощью их выводов, возможно, более точно будут определены перспективы тех или иных зон и какие открытия нас ждут впереди.

- Придет время, когда в изучении нераспределенного фонда, как вы говорите - достаточно большого, будет поставлена точка. Что дальше, Валентина Михайловна?
- Всему бывает предел. Но возьмите ту же Башкирию – все месторождения, казалось бы, выработаны, а у республики открылось второе дыхание. Вот и в Югре исследована только верхняя часть разреза. Слабо изучена ачимовка, и, конечно, наша надежда - это юрские отложения: средняя и нижняя юра, отложения доюрского основания, в первую очередь зона осадочного контакта. Про баженовку я просто молчу. Лично я считаю, что это дело далекого будущего. В настоящее время более доступны юра и ачимовка, а вот баженом нужно заниматься специально - изучать, изучать и изучать. Бажен нужно изучать целенаправленно, а не так, как это делали раньше. Надо бурить специальные скважины со специальным отбором керна, искать новые технологии поиска и оценки ресурсов.
По бажену работают несколько российских компаний, например, в Югре это ОАО «РИТЭК», ОАО «Сургутнефтегаз» и др. Материалы у всех закрыты. Технологий поиска зон, где есть коллекторы, и технологий добычи - нет. Для создания соответствующих методов работы с баженовскими отложениями возможно и необходимо участие государства.

- Валентина Михайловна, представьте Ваше отделение.
- Наше отделение самое крупное в Центре - 50 человек, средний возраст 40 лет. 11 сотрудников учатся в аспирантуре. Центр поощряет стремление к образованию и берет на себя расходы по оплате за обучение.
У нас 11 лабораторий. Одна курирует западную часть округа, другая - центральную и восточную. Две сейсмические лаборатории: одна обрабатывают полевой материал, другая занимается интерпретацией. Есть лаборатория, которая занимается космодешифрованием, лаборатория картопостроения, лаборатория, занимающаяся испытанием скважин, лаборатория, которая ведет мониторинг геологоразведочных работ, считает эффективность геологоразведочных работ. Две лаборатории находятся в г. Ханты-Мансийск.
Когда создавался Центр, пришло много специалистов из ЗапсибНИГНИ - люди с опытом, но и с возрастом. Сейчас у нас много молодежи. Кузницей кадров является наш бывший Индустриальный институт, сейчас ТюмГНГУ. Наш директор, Александр Владимирович Шпильман, например, настаивает, чтобы учащиеся приходили на практику уже после 3 курса, познавали будущий рабочий процесс, будучи еще студентами.
К счастью, пока есть у кого молодежи учится. Еще работают в Центре Галина Петровна Мясникова, Фаиз Закиевич Хафизов, Татьяна Владимировна Рубина и др.

- Центру рационального недропользования исполняется двадцать лет. Ваши пожелания коллегам?
- Всем сотрудникам хочу пожелать удачи в поиске, добра, счастья, здоровья, и чтобы всегда было много интересной работы.
Несмотря на то, что Владимира Ильича нет с нами больше 10 лет, мы ощущаем себя командой Шпильмана. Этот человек был великий организатор, который знал дело, умел направить работу в нужное русло. В Ханты-Мансийске у Центра была квартира, где мы все останавливались, приезжая в командировку. Для нас это была и гостиница, и клуб, дискуссии шли до глубокой ночи, когда и до утра. Помню, что в какое бы время не вышел на кухню - Владимир Ильич всегда работал. В 11 вечера – он читает и пишет. В 5 утра – он на кухне читает и пишет. Те же качества передались его сыну, который также очень много времени отдает своему любимому делу. Он создал новую концепцию изучения нераспределенного фонда. Мы за Александром Владимировичем - как за каменной стеной.
В заключение хочу еще раз сказать, что система рационального недропользования, созданная В. И. Шпильманом и его соратниками, доказала свою эффективность. Концепция деятельности Центра, созданная им, успешно реализуется в жизни.

"Самотлор-экспресс"


Разместить данный материал у себя: