Экономические аспекты проектной документации на разработку месторождений ТПИ
24–25
октября 2017 г., Актовый зал Минприроды РФ
Приглашаем недропользователей, специалистов проектных организаций, инжиниринговых, консалтинговых компаний принять участие в семинаре ЦКР-ТПИ Роснедр
Подробнее...
24.02.11

Экологическая безопасность объектов Росатома – в руках геологов

В соответствии с «Энергетической стратегией России до 2020 года» количество вырабатываемой АЭС электроэнергии за предстоящее десятилетие должно увеличиться с 212 млрд до 340 млрд кВт·ч. Для выполнения этой задачи в стране осуществляется строительство Нововоронежской АЭС-2 и Ленинградской АЭС-2, устанавливаются дополнительные блоки на Нововоронежской АЭС-2, Белоярской АЭС и Калининской АЭС, начато строительство Балтийской АЭС. В 2009 году российской атомной отраслью произведено рекордный показатель – более 162 млрд кВт·ч. Однако успешное развитие атомной отрасли невозможно без обеспечения ядерной, радиационной и экологической безопасности.

О мерах, предпринимаемых Госкорпорацией «Росатом» для того, чтобы исключить не только повторение чернобыльской аварии, но даже незначительные утечки радиоактивных веществ, а также кардинально улучшить экологическое состояние территорий, прилегающих к существующим и строящимся АЭС, рассказал в беседе с корреспондентом журнала заместитель председателя Общественного совета Госкорпорации «Росатом» А. Г. Назаров.

- Анатолий Георгиевич, уровень безопасности российских мирных ядерных объектов высоко оценивается экспертами Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Об этом, в частности, говорил Председатель Правительства России В. В. Путин на недавней встрече*1 с генеральным директором МАГАТЭ Ю. Амано. Какие задачи обеспечения безопасности АЭС ставятся Росатомом на современном этапе?

- Я не буду говорить о безопасности, связанной с работой самих атомных установок. Это отдельная тема. Благодаря совершенствованию реакторов они достигли высокого уровня как ядерной, так и радиационной безопасности. Выбросы АЭС, работающих в нормальном режиме, многократно меньше допустимых норм. В этом смысле АЭС – практически экологически чистые. Сейчас ГК «Росатом» значительно шире подходит к решению проблемы безопасности АЭС: обеспечение их экологической безопасности. Госкорпорация проводит ответственную экологическую политику, основанную на принципах рационального природопользования и сохранения природной среды в районах деятельности объектов атомной энергетики.

- Что входит в понятие экологической безопасности АЭС?

- При оценке экологической безопасности оценивается не только безопасность работы реакторов и непосредственное воздействие радиации на окружающую среду. АЭС рассматривается как антропогенная часть ландшафта, воздействующая на недра, поверхностные и грунтовые воды, на ландшафт в целом, на отдельные экосистемы, живые организмы и др. Поэтому область экологической безопасности гораздо шире радиационной и ядерной безопасности. В нее входят обязательное проведение экологического мониторинга, изучение экосистем, являющихся биоиндикаторами воздействия АЭС на окружающую среду и т. д. Особое значение придается мониторингу состояния недр

- Включает ли в себя экологическая безопасность выбор площадки для строительства АЭС?

- Да. Причем именно в России при выборе площадок под АЭС наиболее полно используются представления об экологической безопасности. МАГАТЭ придерживается следующей последовательности: определяется приоритетный район для строительства АЭС, в нем выбирается несколько площадок с подходящим геологическим строением, а из них – наиболее удобная площадка. Мы развили этот подход. Сначала определяется несколько пунктов (а под «пунктом» подразумевается достаточно большая по площади территория), располагающихся в разных областях, в одной из которых по экологической безопасности, экономическим или социальным предпосылкам целесообразно построить АЭС: например, в Костромской, Ярославской или Вологодской области. В пределах каждого пункта выявляется несколько площадок (обычно от 3 до 10) с подходящим геологическим строением. Затем из этих площадок выбирается приоритетная и, обязательно, альтернативная ей площадка.

- Какие существуют критерии для выбора строительной площадки?

- Перечень критериев четко определен и разбит на группы: инженерно-геологические, гидрогеологические, тектонические, сейсмические, гидрометеорологически и др. Например, в группу гидрометеорологических критериев входят влажность, температура, ветровые характеристики и пр. Каждому критерию дается экспертная и, если возможно, количественная оценка. При выборе площадок под строительство АЭС необходимо учитывать буквально все условия, хотя не все и не всегда понимают, насколько важными могут быть даже незначительные на первый взгляд факторы.

- Можно проиллюстрировать Ваши слова реальным примером?

 - Пожалуйста. При выборе площадки под Балтийскую АЭС немаловажную роль сыграли метеорологические критерии, в первую очередь – объем образующейся изморози, вызывающей обледенение проводов, что может привести к нарушению передачи электроэнергии от АЭС. Ранее этот критерий не учитывался, а сейчас, при оценке экологической безопасности, он, при прочих равных условиях, стал весомым фактором выбора приоритетной площадки. И таких на первый взгляд «мелочей», могущих повлиять на экологическую безопасность и на надежность работы АЭС, довольно много.

- Как при выборе площадки для строительства АЭС учитываются гидрогеологические критерии?

- Группа гидрогеологических критериев является одной из главных. Эти критерии определяют саму возможность строительства АЭС. Участки, где грунтовые воды располагаются на глубине менее 3 м, непригодны для строительства АЭС. Но даже при бóльших глубинах должен учитываться целый ряд других факторов. Так, земляные работы при строительстве станции, нагрузка от тысячетонных фундаментов ее реакторных блоков могут негативно влиять на инженерно-геологические свойства грунтов и гидрогеологическую обстановку. В частности, некоторые водоносные горизонты могут выйти на поверхность. Для предотвращения этого и других негативных явлений необходимо возводить сложные защитные инженерные сооружения, что не только удорожает стоимость АЭС, но и снижает уровень ее экологической безопасности.

Кроме того, атомная отрасль является крупным водопользователем. На ее долю приходится около 10 % ежегодного суммарного по России забора воды из природных поверхностных и природных источников. Бóльшая часть воды (почти 96 %) используется на производственные нужды и после очистки сбрасывается в открытую гидрографическую сеть. В структуре сброса сточных вод на долю загрязненных стоков приходится всего лишь 1 %. Как я уже говорил, загрязнение от атомных объектов с небольшим сроком жизни крайне незначительное. Выбросы радионуклидов современных АЭС, работающих в нормальном режиме, в атмосферу и сбросы в поверхностные и подземные воды сегодня составляют тысячные доли от допустимых норм. Тем не менее вода, содержащая даже в ничтожных количествах радионуклиды, с территорий атомных объектов через зоны водообмена и области питания водоносных горизонтов просачивается в недра. А многие отечественные АЭС уже отработали по 40–60 лет. И в этом случае время является негативным фактором, так как даже очень незначительные загрязнения могут за такой период образовать ареалы с повышенным содержанием нуклидов. На это еще в 30-х годах прошлого века указывал Владимир Иванович Вернадский, сделав одно исключительно важное наблюдение: в минерализованных нефтяных водах накапливаются радиоактивные элементы.

- Это открытие В. И. Вернадского как-то повлияло на изучение механизма распространения радионуклидов и в дальнейшем – на обеспечение экологической безопасности атомных объектов?

- Да. Похожая закономерность накопления радиоактивных элементов была обнаружена в хранилищах «Маяка»*3 и Кирово-Чепецкого комбината*4. Дело в том, что проблеме миграции радионуклидов ранее не придавалось серьезного значения, так как закономерность распространения нуклидов не имела четкого научного обоснования и базировалась на предположении, что радионуклиды попадают в подземные воды и свободно мигрируют в незначительных концентрациях. В реальности происходит процесс накопления радиоактивных веществ, аналогичный открытому Вернадским. Более того, за счет техногенных загрязнений формируются ареалы даже не загрязненных вод, а техногенных растворов с высокой минерализацией, которые «захватывают» и радиоактивные элементы, и изотопы. Со временем эти потоки с радиоактивными изотопами образуют минерализованные зоны, к которым приурочены большие концентрации радионуклидов. Чтобы контролировать распространение радионуклидов в водных потоках и выявлять места их возможных концентраций, было принято решение проводить мониторинг территорий расположения атомных объектов, включающий в себя исследования подземных водоносных горизонтов, их связи с поверхностными водами и способности проникновения в горные породы, а также выявление и изучение тектонических зон: например, зон дробления горных пород, являющихся зонами повышенной проницаемости, по которым может идти распространение нуклидов, т. е. по сути проводить мониторинг состояния недр.

- Получается, что даже тщательный контроль радиационной и ядерной безопасности АЭС не гарантирует ее экологической безопасности?

- Именно так. Можно добиться идеальной ядерной и радиационной безопасности, но не экологической. Чтобы обеспечить экологическую безопасность, необходимо изучать и контролировать изменения, происходящие в различных компонентах ландшафта и в недрах под воздействием строительства, влияние АЭС на потоки вещества в природных комплексах, особенности миграции и осаждения минимальных, как я уже говорил, разрешенных выбросов радионуклидов. Иными словами, только основываясь на всесторонних данных можно обеспечить экологическую безопасность объекта атомной энергетики.

- До сих пор речь шла о строящихся объектах. Проводилась ли оценка экологической безопасности на действующих атомных объектах?

- Мы провели такую оценку предприятий Росатома и можем ответственно заявить: с точки зрения экологической безопасности лучше всего дело обстоит именно с АЭС, так как за их работой ведутся непрерывные наблюдения. Второе место после АЭС по уровню экологической безопасности занимают крупные градообразующие предприятия, третье – более мелкие перерабатывающие предприятия. На последнем месте находятся предприятия, обеспечивающие хранение радиоактивных отходов. Это объясняется тем, что большинство хранилищ отходов – бывших «радонов», было передано Росатому в прошлом году. И очень хорошо, что их передали: только атомное ведомство может надежно, на высоком уровне экологической безопасности обеспечить хранение радиоактивных отходов.

- Как Вы оценивает роль геологов в повышении безопасности станций?

- Я по своей первой специальности – инженер-гидрогеолог, кандидат геолого-минералогических наук, и поэтому хорошо знаю, насколько важна деятельность геологической службы. Инженерно-геологические работы в обязательном порядке проводятся на всех российских АЭС. Более того, с середины 2008 года эти работы перешли на новый организационный и научный уровень. Госкорпорацией было принято решение о создании объектовой системы мониторинга состояния недр (ОМСН), утверждены Концепция и Положение о порядке ведения ОМСН на предприятиях и в организациях Госкорпорации «Росатом». На базе ФГУГП «Гидроспецгеология»,*4 входящего в состав Федерального агентства по недропользованию, на основании Соглашения о сотрудничестве между Росатомом и Роснедра был создан Центр мониторинга состояния недр на предприятиях Госкорпорации «Росатом» (Центр МСНР). Соглашение подписали генеральный директор Госкорпорации «Росатом» Сергей Владиленович Кириенко и руководитель Федерального агентства по недропользованию (Роснедра) Анатолий Алексеевич Ледовских.

- Почему у Росатома возникла необходимость создания такого подразделения в подведомственной Роснедрам геологической организации?

Госкорпорация «Росатом» охватывает все сферы атомной отрасли: от добычи и обогащения урана до производства конечной продукции – генерации электроэнергии. Таким образом, в состав Госкорпорации, помимо непосредственно генерирующих мощностей и обслуживающих их предприятий, входят горнодобывающие и перерабатывающие предприятия с соответствующим комплексом наземных и подземных сооружений. Росатом как управляющая компания должен контролировать не только их производственную деятельность, но и промышленную, и экологическую безопасность. Добиться эффективного решения вопросов, связанных с изучением недр и недропользованием, можно только при тесном взаимодействии с Роснедрами и ее структурами. Выбор Гидроспецгеологии в качестве базы Центра МСНР обусловлен многолетним опытом этой организации в области проведения специальных геологических работ (гидрогеологических, инженерно-геологических и геоэкологических), в том числе на объектах, связанных с радиацией.

- Каковы функции Центра мониторинга?

Центр МСНР проводит объектный мониторинг состояния недр. Это целостная система регулярного сбора, накопления, обработки и анализа информации о воздействии технологических процессов и отходов производства предприятий Росатома на недра, поверхностную и подземную гидросферу. Такой мониторинг является составной частью радиоэкологического мониторинга компонентов природной среды, который проводят сами предприятия. Для этого на ряде предприятий созданы автоматизированные измерительные системы производственно-экологического мониторинга, осуществляющие непрерывный контроль с сигнализацией превышения ПДК вредных химических и радиоактивных веществ на рабочих местах, вентиляционных установках, промплощадке предприятия, в санитарно-защитной зоне и в зоне наблюдения, а также контроль гидрологических, метеорологических и физических параметров окружающей среды.

Центр аккумулирует информацию экологических служб Росатома, ведущих режимные наблюдения на атомных объектах, создает геологические модели территорий, на которых они находятся, определяет миграции радионуклидов и места их концентраций на основании наблюдений за поверхностными и подземными водами и водовмещающими породами. Информация систематизируется в базы данных состояния природной среды по конкретным объектам, анализируется. Путем сравнения изменений элементов природной среды контролируется и оценивается ее состояние на объекте. Это позволяет не только своевременно выявить фактический ущерб, наносимый природной среде, но и прогнозировать потенциальные ущербы, предупредить возникновение критических ситуаций. На основе полученных результатов Центр разрабатывает конкретные мероприятия по улучшению экологической обстановки в зоне объекта, методики режимных наблюдений для радиационных и экологических служб Росатома, работающих на его основных предприятиях. Кроме того, Центр обобщает результаты объектного мониторинга предприятий Росатома для оценки текущего состояния недр на предприятиях Госкорпорации.

Как ученый, много лет работающий в атомной отрасли, я считаю такое направление деятельности Госкорпорации весьма значимым. Ведь мы должны не только выявлять последствия работы атомных объектов, а заблаговременно предупреждать нежелательные воздействия «мирного атома» на окружающую среду прилегающих территорий путем разработки гидродинамических и других прогнозных моделей для обеспечения устойчивой экологической безопасности на объектах Госкорпорации.

- Вы сказали «на ряде предприятий», т. е. объектный мониторинг охватывает не все предприятия Росатома?

Пока нет. За такой короткий срок трудно организовать мониторинг сразу на всех объектах Госкорпорации. Поэтому были выбраны первоочередные объекты – крупные комбинаты и некоторые АЭС (в основном старые), и для них построены модели распространения нуклидов, предложены конкретные меры по улучшению экологической ситуации в зонах их действия, создана сеть пунктов режимных наблюдений, сформирован их регламент, подготовлены специалисты.

Но уже разработаны методические указания по проведению мониторинга недр других АЭС, мест захоронения твердых и жидких радиоактивных отходов, а также горно-химических комбинатов, где добывается сырье, особенно участков кучного и подземного выщелачивания, пульпохранилищ, хвостохранилищ, которые относятся к потенциальным источникам воздействия на геологическую среду.

- Итак, Концепция и Положение об объектном мониторинге утверждены, методика разработана, пункты наблюдения определены. Как решается вопрос кадрового обеспечения мониторинговых служб?

- Мониторинг состояния недр никто, кроме геологов и гидрогеологов, проводить не может. Это очень сложная профессиональная задача. Поэтому необходимо серьезно подумать о подготовке геологов – специалистов по мониторингу состояния недр. Для профильных вузов – это качественно новая задача. Ведь таким геологам нужны совершенно иные знания, чем геологам-поисковикам или геологоразведчикам. Они должны обладать знаниями о современной и новейшей тектонике, должны уметь пользоваться специальными методами изучения параметров зон трещиноватости и разуплотнения, расчета количественных показателей для ввода в модели процессов.

Но планирование и разработка учебного процесса – достаточно сложный и длительный процесс, а специалисты по мониторингу нужны уже сегодня. Поэтому в Центр мониторинга ФГУП «Гидроспецгкология» был осуществлен набор молодых геологов и для них организован постоянно действующий научно-практический семинар, на который в качестве лекторов приглашаются специалисты ведущих научных и учебных институтов. Планируется организовать лекционный курс и для работающих в системе Госкорпорации «Росатом» сотрудников, которые будут заниматься наблюдениями на его объектах.

- Какие еще экологические проблемы связаны с атомной энергетикой?

- Есть еще одна проблема, которую, мы пока не можем решить. Это проблема вывода из эксплуатации ядерных объектов и дезактивации территории, а точнее – возвращения в хозяйственное использование земельных территорий. В мире пока нет такого опыта. На сегодня существуют две концепции. Одни ученые считают, что на таких территориях можно разбить «зеленые лужайки», другие утверждают, что это невозможно, и на этих территориях должны строиться объекты аналогичного назначения.

- Каково Ваше мнение о строительстве новых атомных объектов?

- Начну с общественного мнения о чрезвычайной опасности атомных объектов, которое особенно усилилось во всем мире после печально известных чернобыльских событий. В сложившейся ситуации нельзя действовать вопреки мнению, а напротив, нужно привлечь общественность к обсуждению наиболее важных вопросов обеспечения безопасности производственных объектов атомной отрасли, окружающей среды и населения прилегающих территорий. Прежде чем приступать к строительству таких объектов, необходимо довести до сведения общественности соответствующую информацию, чтобы население отчуждаемых и прилегающих территорий или хотя бы его часть осознало социально-экономическую значимость возведения атомных энергетических объектов. Таково мое мнение и мнение членов Общественного совета ГК «Росатом».

- Расскажите, пожалуйста, о целях и задачах Общественного совета.

Он был создан в 2006 году как открытая площадка для диалога между тогда еще Федеральным агентством по атомной энергии (нынешняя Госкорпорация «Росатом»), экспертным сообществом и общественными организациями. В Совет помимо представителей общественных и экспертных организаций входят депутаты Государственной Думы России, руководители научных организаций. Миссия Общественного совета – совершенствование взаимодействия Госкорпорации «Росатом» с общественными и экологическими объединениями и гражданами в субъектах Российской Федерации по выработке политики в области использования атомной энергии, охраны окружающей среды, ядерной и радиационной безопасности. В настоящее время ведется работа по созданию региональных отделений Совета. Уже начали действовать общественные советы регионального уровня в Иркутской и Мурманской областях. Готовятся приступить к работе советы в Челябинской, Калининградской и Архангельской областях. Деятельность Совета направлена на повышение транспарентности политики Росатома на новом этапе развития, что полностью соответствует сложившейся международной практике и отвечает вызовам современной эпохи.

Совет способствует решению общественных и социальных вопросов в регионах присутствия. Одним из них был вопрос отселения жителей села Муслюмово. Кроме того, обобщив информацию по территориям предполагаемого строительства АЭС, – это Нижегородская, Калининградская, Костромская и Тверская области, члены Совета пришли к выводу о том, что если через 5–7 лет там не начать строительство станций, то поднять экономику указанных регионов практически будет невозможно, учитывая сложившуюся в них экономическую, биологическую и демографическую ситуацию. Строительство АЭС обеспечит дополнительные рабочие места, развитие инфраструктуры, жилого фонда и, соответственно, приток сюда населения.

В свою очередь общественность и население таких территорий, прежде чем принять решение, должны четко понять, что строительство и дальнейшая эксплуатация АЭС, как любого другого технически сложного объекта, сопряжены с потенциальной опасностью, но на фоне принимаемых жестких мер контроля она сводится к такому минимуму, который не отразится на окружающей среде и условиях жизни людей. Более того, территория, где появится станция, получит мощный толчок к развитию экономики и росту благосостояния людей, населяющих эту территорию и соседних с ней областей. А в конечном итоге – к росту благосостояния населения нашей страны.

Задача Общественного совета – убедительно продемонстрировать общественности и населению, что такой жесткий контроль действительно осуществляется, задача Росатома – обеспечить экологическую безопасность строительства и функционирования АЭС.


При использовании материалов ссылка на www.roninfo.ru обязательна
Разместить данный материал у себя: